Ну и на фига нам такой Калашников?

ФОРУМ.мск 13 октября 2016, 18:58

Поправлять, а тем более учить прославленных журналистов и писателей, вроде бы совсем неуместно, но пройти мимо статьи «Ну и на фига нам морская база в Сирии?», автором которой является Максим Калашников (по паспорту Владимир Кучеренко) было невозможно. Возможно, все дело в неоправданных ожиданиях, когда от именитого русского журналиста ждешь четкого анализа и грамотного разбора ситуации, а получаешь… нечто невразумительное и неполноценное. Судите сами.


Максим задает вполне резонный вопрос «зачем нужна морская база в Сирии», на который он смог бы ответить сам, если бы немного покопался в истории. Приведу лишь некоторые факты из Wikipedia «5-я Средиземноморская эскадра кораблей ВМФ»:

После окончания Второй мировой войны в Средиземном море безраздельно господствовали военно-морские силы США, Великобритании, а с 1949 года и коллективные военно-морские силы НАТО.

В 1950-е годы постоянно действующий в Средиземном море 6-й флот США был источником ядерной угрозы для СССР. Базирующиеся на авианосцах 6-го флота палубные бомбардировщики являлись носителями ядерного оружия (ядерных бомб) и могли быть использованы для нанесения с морских направлений ядерных ударов по объектам, расположенным в юго-западной части СССР. Подавляющее превосходство объединённых военно-морских сил НАТО в Средиземном море обеспечивало высокую степень боевой устойчивости авианосцев.

К началу 1960-х годов, благодаря строительству в США атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), характер ядерной угрозы со стороны США претерпел качественные изменения.

Скрытность действий ПЛАРБ и возможность выполнения запусков баллистических ракет практически с любого направления и дальности увеличили поражаемую площадь территории Советского Союза, снизив при этом возможности по отражению ракетно-ядерного нападения.

В марте 1963 года в Средиземном море началось регулярное боевое патрулирование американских ПЛАРБ из состава образованной 16-й эскадры атомных подводных лодок ВМС США (в составе 9-10 единиц, из которых примерно половина постоянно находилась в море на боевых дежурствах)[6]. С развёртыванием военно-морской базы Рота (места дислокации 16-й эскадры) к началу 1965 года главной угрозой военной безопасности СССР с юго-западного стратегического направления стали уже не авианосцы, а ПЛАРБ, развёрнутые в восточной части Средиземного моря.

Ответная угроза для 6-го флота со стороны ВМФ СССР должна была:

  • Быть видимой и ощущаемой командованием противника;
  • Создаваться в короткие сроки;
  • Создаваться в результате массированного использования сил и средств, что должно было свидетельствовать о её силе;
  • Вытеснять ПЛАРБ противника в районы действия собственных противолодочных сил, обладающих скрытностью и боевой устойчивостью.

Создать такую угрозу могли прежде всего надводные корабли. Ввод в строй новых (противолодочных и ракетных) кораблей на всех флотах позволял создать принципиально новую группировку сил в Средиземном море, оперативные возможности которой должны были обеспечить решение задач поиска подводных лодок военно-морских сил НАТО и слежение за авианосными ударными группами.

Только в начале 1967 года, после изучения опыта несения боевой службы в Средиземном море в 1965—1966 годах, руководство Вооружённых сил СССР «стало склоняться к решениям, которые предопределили развитие военно-политической обстановки на Ближнем Востоке на многие годы вперёд».

В отчётах по результатам боевой деятельности советского Военно-Морского Флота за эти годы утверждалось, что задачи боевой службы в Средиземноморье в основном решены, а в доказательство приводились цифровые данные, высказывания высших офицеров ВМС США и НАТО, выдержки из сообщений иностранной прессы. При этом подчёркивалось, что силам ВМФ СССР удалось вскрыть маршруты развёртывания и районы боевого патрулирования атомных ракетных подводных лодок ВМС США (всего не менее 69 раз за 1966 год).

Так как обнаружение американских ПЛАРБ производили в основном советские подводные лодки, несущие боевую службу в Средиземном море, Генеральный штаб предложил в 1967 году их число значительно увеличить.

В июне 1967 года Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании 5-й оперативной эскадры.

Образование эскадры велось в спешке в связи с обострением ситуации на Ближнем Востоке.
Согласно В. П. Заблоцкому, «считается, что создание 5-й оперативной эскадры исключило участие в Шестидневной войне 6-го флота ВМС США на стороне Израиля, одновременно став сдерживающим фактором для любых недружественных акций против СССР и его союзников» на Средиземном море.

Боевая служба 5-й оперативной эскадры была осложнена полным отсутствием в Средиземном море советских военно-морских баз, необходимых для защиты от штормов, пополнения запасов воды и провизии, отдыха экипажей или проведения межпоходового ремонта, в то время как «вероятный противник» — США — такие базы имел. Эскадра могла располагать лишь ограниченным числом пунктов базирования, к числу которых относились Порт-Саид (до 1972 года) и Тартус (Сирия).

Штаб командующего эскадрой находился у берегов Туниса в так называемой «точке 3». В эту же самую точку заходили скрытно приходившие с Северного флота подводные лодки. В заливе Мерса-Матрух, на границе Ливии и Египта, находилась «точка 52», получившая неофициальное название «деревни Селивановки» (в честь одного из командующих 5-й ОпЭск). В «точке 52» собирались надводные корабли, прибывавшие в Средиземное море с Северного, Балтийского или Черноморского флотов. В «точке 10», расположенной у греческого острова Лемнос, отстаивались советские разведывательные корабли. «Точка 70» располагалась у берегов Франции и Италии. У острова Крит, а также в ряде других мест Средиземноморья, располагались и некоторые другие точки.


Расформирована Средиземноморская эскадра была 31 декабря 1992 года. И ее возрождение произошло спустя 20 лет — 22 сентября 2013. Управление включает штаб и оперативное командование. В состав эскадры входят, на основе ротации, до 10 кораблей всех флотов ВМФ России.

Шестой флот США, для сведения Максима, существует до сих пор, со штаб-квартирой в Неаполе. Состав флота включает в себя 1-2 авианосца, каждый из которых сопровождает около 6 крейсеров и эсминцев. На борту каждого авианосца имеется 65-85 самолетов (истребители, штурмовики, противолодочные и разведывательные).

Оперативная группа 66/69 флота включает в себя подводные лодки и противолодочные корабли. В задачу этой группы входит уничтожение подводных лодок противника и охрана собственных кораблей.

Максим Калашников почему-то вдруг решил, что военно-морская база в Тартусе понадобилась лишь для того, чтобы придать Сирии вид какой-нибудь нужности. Но если поднять архив новостей, то выясняется, что еще в 2009 году представитель главного штаба ВМФ РФ сказал:

Военно-морской флот России будет развивать и совершенствовать единственный находящийся в Средиземном море пункт базирования российских боевых кораблей в сирийском порту Тартус.

Советник министра обороны РФ, бывший командующий ЧФ адмирал Игорь Касатонов заявил ранее РИА Новости о необходимости развития российских баз в Средиземном море, в частности, в Сирии. По его словам, базирование кораблей в Сирии значительно повышает возможность оперативного использования сил флота с учетом того, что в нескольких днях перехода находится выход в Красное море через Суэцкий канал и Гибралтар, через который корабли выходят в Атлантический океан, являющийся оперативной зоной Северного и Балтийского флотов.

Вот и все ответы на вопросы Максима Калашникова, который не потрудился изучить вопрос, а написал статью, основанную лишь на непонятных эмоциях.

Жаль, что профессионализм российского журналиста Максима Калашникова претерпел такие значительные изменения, а читателям «Московского форума» приходится самостоятельно искать правдивые ответы на поставленные вопросы. Тогда на фига нам Максим Калашников?

sosedgeorg
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.