Издание рецидивист: очередная ложь «Новой газеты»

Новая Газета 4 августа 2016, 10:21

Видимо, «Новой газете» мало того, что российская нефтегазовая компания «Роснефть» подала 3 августа судебный иск к изданию за распространение недостоверной информации. Теперь «Новая» решила схлестнуться с «Росатомом».

На сайте «Новой газеты» появилась статья за авторством Ирины Халип под громким заголовком: «Быстро поднятый реактор упавшим не считается».


Фото: novayagazeta.ru

В статье рассказывается о недавнем инциденте, который произошел на строящейся Белорусской АЭС. Автор «Новой газеты» с первых же строчек пытается преувеличить масштаб происшествия, занимаясь подменой понятий и обвиняя власти Белоруссии и российского подрядчика в замалчивании инцидента. Но все же, наверно, стоит сначала немного рассказать с самом «страшном» инциденте.


Фото: novayagazeta.ru

В ночь на 9-10 июля на строящейся Белорусской АЭС субподрядная организация проводила такелажные работы по перемещению корпуса реактора в горизонтальной плоскости. В результате допущенных отклонений от инструкции произошел перекос груза, и 330 тонный корпус реактора висел более получаса при постоянно увеличивающемся крене, в результате «соприкоснулся с землей».

«Даже в момент касания земли основной вес изделия — более двух третей — удерживался краном. Поэтому использовать такие слова как «удар о землю» или «падение» неверно, это вводит людей в заблуждение, так как искажает суть произошедшего, ведь скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода», — слова Александра Локшина, первого заместителя главы ГК «Росатом».

Почему журналисты «Новой» характеризуют эту ситуацию словом «Рухнул» для нас остаётся загадкой.

Ну с тем что и куда «рухнуло» мы вроде разобрались. Теперь обратим внимание на временной лаг, отдельно подчёркнутый в статье.


Фото: novayagazeta.ru

В атомной отрасли есть четкие регламенты и правила, которые определяют, что является событием, о котором нужно информировать надзорные органы и общественность, а что нет. Описаны они в «Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии», и то, что «почти три недели все молчали» говорит лишь о том, что случившееся просто не заслуживает внимания. Или, если процентировать того же замглуву «Росатома» Локшиниа: «Максимум о чем можно говорить — о стершейся на корпусе заводской краске из-за трения металлических строп».

То есть никто не должен был бежать и рассказывать журналистам и общественности о мелком происшествии.

К слову, о молчании чиновников, о котором тоже пишет «Новая газета».

Белорусские чиновники из Минэнерго отреагировали на сообщения в СМИ уже на следующий день после их появления. 25 июля «независимые СМИ» Белоруссии начали возмущаться, а 26 чиновники выступили с заявлением.


Фото: news.tut.by

Первого августа, после проведения всех экспертиз, со своими комментариями выступили и представители «Росатома».

И обо всем этом «Новая газета» знает, как знает и о «Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии». Знает, но упорно молчит. Уж не оттого ли, что «Новая газета» лоббирует интересы литовских властей, которые уже не первый раз пытаются навредить этой стройке.


Фото: novayagazeta.ru

«Новая газета», путем оговорок, недомолвок и акцентирования внимания на беспокойствах Литовской республики, подводит читателя к мысли о небезопасной атомной электростанции, которую строят Белоруссия и Россия. То есть «Новая газета» намеренно пытается дискредитировать, оболгать строящуюся электростанцию, за что вполне может получить очередную повестку в суд.

А пока иск не подан, мы с чистой совестью добавим «Новой» ещё один бал в «Рейтинге Недоверия».

nonamer
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.